С конфликтами, в том числе и при бракоразводных процессах, имею дело последние 20 лет. Рассматривала их будучи судьей одного из районных судов столицы. Теперь работаю с ними как посредник в разрешении конфликтов (медиатор). Медиация — что это за услуга? Кому она нужна? Где ее получить? Хочу рассказать Вам, дорогие читатели, о медиации устами моего клиента. Соблюдая условия конфиденциальности, а это один из ключевых принципов данной услуги, назову его Вадимом, а его бывшую супругу Мариной.

На вопросы, которые озвучены выше, Вадим рассказал следующее.

К моменту обращения к медиаторам находился в бракоразводном процессе уже лет пять. Учитывая, что в браке с моей бывшей супругой мы были тоже пять лет, нам было что делить. Это и дети, и имущество. Эмоции зашкаливали и у меня, и у нее. Скандал при каждой встрече, каждом телефонном разговоре, каждом сообщении. Решить вопросы при помощи судов тоже не удалось. Кстати, с адвокатами повезло. И мой и ее оказались профессионалами своего дела. Поэтому, исков у нас было друг к другу три: о расторжении брака, об участии в воспитании и содержании детей и о разделе имущества. Конечно же на каждый предъявленный иск был заявлен встречный иск с контртребованиями. Развели нас быстро. С двумя другими исками все оказалось сложнее и конфликт между нами становился все глубже и острее. Учитывая, что каждый из адвокатов боролся за своего клиента изо всех сил и правовых возможностей, решения судов, вынесенные в ее или мою пользу, отменялись по апелляционным, кассационным жалобам наших адвокатов. Те решения, которые набирали законной силы ни мной, ни моей «бывшей» не исполнялись. Кстати, на законных основаниях. Или отменялись по вновь открывшимся обстоятельствам. В общем, никакого прогресса в разрешении вопросов. А последние полгода вообще старались общаться краткими смс сообщениями и как можно реже.

К концу пятого года устал я от этих мытарств. Как потом оказалось, Марина тоже.  Денег нами было потрачено не меряно. Оказывается, судиться удовольствие не из дешевых. Лучше б мы их потратили на наших детей. Замечу, наши разборки не лучшим образом отразились на них. Они стали нам врать, что б выгородить второго родителя, плохо себя вести, чаще истерить. Думаю, это результат того, что мы их не замечали, когда бурно выясняли отношения. К этому времени, я уже в разных местах слышал о такой услуге как разрешение семейных споров при помощи посредника. Погуглив, узнал, что процедура называется медиация, а посредники – медиаторы. Скажу честно, названия запомнил не зразу. Медиацию хотелось назвать медитацией или еще другими созвучными названиями. Придя на вторую совместную встречу с Мариной, организованную медиаторами, уже запомнил, что пришел на медиацию. Но, обо всем по порядку.

В одной из районных Служб по делам детей, мне рассказали, что в Киеве и Киево-Святошинском районе Киевской области сейчас действует социальный проект по предоставлению этой услуги семейными медиаторами Общественной организации «Лига медиаторов Украины». Решил, что нужно испробовать и этот метод урегулирования нашего с Мариной спора. Созвонился с ней, конечно поскандалил, но уговорил попробовать. Вместе написали заявление в Службу по делам детей с просьбой передать наше дело семейным медиаторам. Как со мной, так и с Мариной созвонились медиаторы и назначили нам индивидуальные встречи. На индивидуальной встрече мне ответили на все мои вопросы. И я понял, что медиация мне подходит, потому что, процесс гарантирует конфиденциальность, а я не хочу, что б подробности наших разборок знали окружающие. Медиаторы нейтральны, а это значит, что они не пытаются выяснить кто из нас прав, а кто виноват. Они понимают, что каждый видит конфликт по-своему. Мне понравилось, что в процессе медиации вырабатывать условия разрешения конфликтов будем именно я и Марина сами, а это значит мы их исполним. Сами же договорились. А медиаторы помогут нам проверить их на реалистичность и протестировать возможность исполнения. При этом, медиаторы предупредили, что наши договорённости должны соответствовать интересам наших детей. И разъяснили, что в процессе возможна консультация с детьми старше 5 лет, что б выяснить их пожелания. Это тоже положительный момент, потому что в последнее время наши дети и мне, и Марине говорят то, что мы хотим услышать, а не то что происходит на самом деле. По итогам предварительных встреч была назначена совместная встреча. Пойти на нее просто заставил себя. Ведь, встретив Марину вспомню все обиды и захочу опять рассказать ей, «что я о ней думаю». Увидев Марину, понял, она чувствует тоже самое. Но в работу включились медиаторы. Благодаря структурированному процессу, который соблюдался медиаторами и из которого на давали «выпасть нам», и мне, и Марине удалось справиться с агрессией. Впервые за последние полгода мы смогли поговорить. Конечно, несколько раз мы пытались нахамить друг другу, но медиаторы четко отслеживали наше настроение и не давали нам возможности выйти из конструктивного обсуждения. С помощью медиаторов были четко определены вопросы по которым мы хотели договориться, и к моему удивлению они не совпали с исковыми требованиями. На первой совместной встрече мы договорились об уважительном общении, чего бы нам это не стоило. И тогда договариваться стало легче. В перерывах между встречами я и Марина пытались выполнять наши договоренности, например, по вопросам участия в воспитании детей. Неудачи обсуждали и искали другие варианты решений на следующих совместных встречах. В общей сложности за два месяца было проведено пять встреч, на которых мы договорились по всем ключевым вопросам.  Адвокаты оформили наши договоренности в виде мировых соглашений, которые были утверждены судебными определениями. Теперь и я и Марина можем общаться по новым вопросам без скандалов. Появилось время, силы и деньги на личную жизнь.

Когда клиенты довольны предоставленной услугой, это вызывает удовлетворения от проделанной работы и у медиатора. От себя хочу добавить, медиация возможна, когда  стороны хотят решить конфликт путем взаимовыгодных договоренностей и жить дальше уже каждый своей жизнью, воспитывая достойных себя детей. Медиация возможна вместо судебного разбирательства, до него, как процедура применения, во время него, и на стадии исполнения судебного решения.

Уважаемые читатели, возможно у Вас возникли вопросы? Семейные медиаторы всегда готовы на них ответить. Также ответы на свои вопросы Вы сможете найти на сайте ОО «Лига медиаторов Украины» — www.limu.org.ua или на странице Facebook — @UkrainianMediationLeague.

Автор: Анжела Кричина, семейный и бизнес медиатор,
соучредитель Общественной организации «Лига медиаторов Украины»