Ранее мы писали об авторском праве, его влиянии на развитие научного, культурного прогресса и различных подходах и взглядах на необходимость ограничения доступа в связи с неправомерным использованием. В данной статье мы хотим продолжить раскрывать данную тему, ведь искусственное ограничение доступа к интеллектуальным достижениям человечества влияет на скорость эволюционирования последующих поколений. Как же найти золотую середину, которая бы не просто стала компромиссом, при котором ни одна из сторон не удовлетворена, но позволила бы отыскать эффективный путь дальнейшего взаимодействия!?

Специфика интеллектуальной собственности

Эта центральная для существования капитализма необходимость искусственного ограничения доступа с развитием цифровых технологий попадает в опасность — а с ней и современное авторское право. В течение развития капиталистической экономики, коммодификация нематериальной сферы долго плелась за комодификациею сферы материальной. Современное авторское право победило только на рубеже XVIII-XIX веков. Чтобы произведения вообще могли стать частной собственностью, сначала должен возникнуть индивид как «создатель» или «автор», которому можно приписать произведение. Также надо было различить материальный носитель и нематериальный смысл, чтобы то и другое могло стать объектом собственности независимо друг от друга. Обе новации сегодня кажутся нам естественными, надисторическими — но они таковыми вовсе не являются. Такой подход сформировался на протяжении веков. Правда, сфера творчества специфическим образом вплелась в капиталистическую логику прибыли, для чего и была разработана целая отрасль права.

Ведь нематериальные блага, в отличие от материальных, не уничтожаются в процессе потребления. Если я съем яблоко, оно исчезнет. А вот если я послушаю музыкальное произведение с диска, другие могут еще много раз послушать его снова. Если невещественное, которое можно как угодно часто копировать без затрат, должно быть товаром, то адекватной формой права является не полная передача в собственность, а предоставление прав пользования. Другим основанием специального правового регулирования является то, что расходы на творчество, как правило, никак не соотносятся с затратами на воспроизводство. Например, иногда требуются годы, чтобы создать определенное программное обеспечение, но только секунды, чтобы его скопировать.

Открытый доступ к средствам производства

Но «нематериальные блага» предназначены не только для потребления, но и для производства. Ни один создатель, будь то художник или ученый, не создает новое из ничего. Поэтому все общество очень заинтересовано в низком пороге доступа к произведениям, ведь они являются предпосылкой дальнейшего производства и инноваций. Именно поэтому эксклюзивный характер частной собственности в нематериальной сфере смягчен, например, путем ограничения срока защиты авторских прав либо путем различных исключений.

Поэтому существует постоянное напряжение между ограждением и открытостью идей, знаний, культурных достижений. С развитием цифровых технологий и интернета это напряжение чрезвычайно обостряется. Радикальное изменение технологий носителей и средств передачи данных не исправить простым изменением законодательства. С распространением приборов с функцией копирования люди одним махом получили средства производства, которые ранее находились в исключительном владении издателей. Благодаря распространению компьютеров и мобильных устройств, объединенных в сеть, многочисленные люди могут воспроизводить и распространять даже те произведения, которые считаются «товарами». Эта тенденция заходит еще дальше, когда речь идет о свободной музыке или свободное программное обеспечение: здесь не только воспроизводят, но и с самого начала «создают» (пишут музыку, программы и т.д.) и наконец выкладывают в свободный доступ в сеть. Поскольку в эпоху электронной обработки данных пользователи относительно легко получают доступ к «средствам производства», они могут забрать производство этих особых благ у капитала. Не потому, что эти вещи нематериальные — они были нематериальными и раньше — а потому, что носители и средства коммуникации внезапно стали доступными многим людям: в области творчества — копировальный аппарат или дисковод с функцией записи, а в таких продуктах, как свободное программное обеспечение, даже сам инструмент — компьютер.

Это отклонение от господствующих отношений частной собственности не было кем-то запланировано. Это исторический случай. Однако почти весь «остальной мир» по-прежнему организован в капиталистический способ, а императив получения прибыли, царящей в обществе, не оставляет другого выбора, кроме удовлетворения потребностей за деньги. Если определенная сфера исключается из господствующего при капитализме товарно-денежного обмена, то с точки зрения затрагиваемой капиталом надо найти новые возможности ведения бизнеса, а на перспективу зависимых от этой сферы, часто прекарно занятых создателей надо создать новые возможности заработка, ведь, как говорит лозунг кампании одной инициативы авторов: «Мы делаем это из любви, но, к сожалению, супермаркеты не принимают любовь, они хотят денег» ( «We do this for the love, but unfortunately the supermarket does not accept love, they want money»).

Тектонический сдвиг в увеличении капитала

Итак, в новых информационных и коммуникационных технологиях состоялся тектонический сдвиг во всей области получения доходов по творчеству — смещение, похожее на землетрясение, прячет под завалами старую промышленность, возможности зарабатывать, каналы сбыта и индивидуальные способы работы.

В этой противоречивой ситуации применяют различные стратегии. Наиболее консервативной является стратегия закрыть доступ к новым цифровым средствам производства. Например, в проекте реформы авторских прав рассматривают возможность запрета так называемого разумного программного обеспечения для записи, которое позволяет отфильтровывать с веб-радио нужные композиции и записывать их. К этой же стратегии принадлежит идентификация каждого отдельного файла в сети с помощью технических средств, которая позволила бы контролировать, кто, что, когда и где загрузил или выгрузил. При этом наиболее радикальные предложения предусматривают тотальный контроль сети и потоков данных, а также репрессивные меры за нарушение авторского права.

Зато «современный» подход предполагает «альтернативные модели ведения бизнеса». Он предлагает оставить поток цифровых данных в свободном состоянии. Но выдвигаются различные предложения относительно источников дохода авторов. Например, сюда относится social payment — добровольный взнос на цифровые данные. Среди известных систем social payment — flattr и kachingle, где одним кликом на объекте желаемая сумма переходит на счет получателя. Пользователи также могут жертвовать на реализацию концептов. Таким образом авторы получают возможность осуществить идею тогда, когда собрано достаточно пожертвований. В то же время все больше художников зарабатывают не творчеством как таковым, а различными связанными с ним видами деятельности: например, мерчандайзингом, разукрашенными буклетами или приложениями к продукту. Здесь интернет правит только за рекламное средство создателя.

Опять же, издатели, как говорят настроены на «модернизацию» критики, просто проспали развитие интернета. И действительно, постоянно действующие системы paid content в музыкальной отрасли появились значительно позже файлообменников. Однако сегодня такие платформы как iTunes работают все лучше. Статистика показывает, что уплаченные за скачанную музыку суммы постоянно растут. Недавно музыкальный союз сообщил, что продажа цифровой музыки уже компенсирует падение продаж физических звуковых носителей. Появление «осознания противоправности» вместе с довольно привлекательными предложениями в интернете показывает, что капитал здесь работает в какой-то мере по аналоговой модели.

Но параллельно и в дальнейшем будет существовать возможность несанкционированного скачивания данных с сети по ту сторону товарной формы. Какой бы надежной ни была техническая преграда, ее все равно победят, а запрет копирования в пределах одного государства не будет эффективен из-за глобального распространения интернета. Просто потому консервативную стратегию в чистом виде продавить не смогут. В конце концов все сведется к тому, что разные модели будут сосуществовать и дальше.

Открытое versus закрытое создание знаний

Поэтому собственность на цифровые данные пока остается маргинальным явлением. Пока намного мощнее издатели отчасти успешно лоббируют консервативную стратегию, а отчасти продвигают коммерческие предложения, авторам остается прислушиваться к распространенным советам: окунуться наконец в свободную конкуренцию и со знанием дела продавать себя в сети. В интернете уже есть такие порталы для самопродажи в обход традиционных издателей, хотя они и не обязательно связаны со «свободными данными».

Таким образом, в культурном поле интернет ведет к серьезной трансформации как способов производства и потребления, так и содержания произведений. Отныне не только крупные реализаторы и издатели решают, кто должен выйти на рынок и получить большое внимание, но и интернет-комьюнити. Возможно, благодаря этому культурный ландшафт станет разнообразнее, некоторые лишние посредники исчезнут, некоторые художники, которые в «нормальный способ», возможно, и не прошли бы через «игольное ушко», станут известными. Тем не менее новые медиа не ведут к снятию напряжения между «открытым» и «закрытым» производством знания. Ведь искусственное ограничение доступа продолжает оставаться основной причиной общества, ориентированного на товарное производство. Один сектор сам по себе здесь не может полностью избежать общих правил. Иначе говоря, основные конфликты останутся. В конце концов, это знают все участники дебатов об интеллектуальной собственности. Поэтому они правы, постоянно говоря о «балансе» интересов, а не о преодолении конфликта интересов.

Расширение пространства кооперации

Поэтому всем заинтересованным в свободном распространении информации не остается ничего другого, кроме как усилить права авторов. Поэтому нужно уменьшить реальный дисбаланс возможностей влияния между авторами и издателями. Во-первых, мощных издателей надо заставить вступить в переговоры о высших и, в конце концов, обязательных ставках вознаграждений. Во-вторых, следовало бы расширить систему общих взносов: например, для легализации скачивания из интернета можно было бы ввести общий налог на широкополосный интернет, что уже действительно обсуждается как «абонемент на культуру».

Правда, остается более чем сомнительным, что это позволит обязательную «адекватную оплату труда» всех авторов. Конечно, «абонемент на культуру», как бы его не было реализовано, улучшил бы их доходы. Но новый платеж привел бы к повышению цены — это бремя все равно перевели бы на «потребителей». И поэтому доступ к цифровому миру еще больше, чем сейчас, зависел бы от кошелька.

Как ни крути, а капитализм — это не такая ситуация, где выигрывают все участники процесса. Поэтому надо ставить более фундаментальные вопросы, чем вопрос о том, как сделать возможным свободное скачивание цифровых данных из интернета.

Фактически уже существуют альтернативы, ведь именно в сети достаточно самоорганизующихся, свободных проектов, где сотрудничают потребители и производители без какого-либо давления потребности получать прибыль или удерживаться на рынке. Например, на портале keimform.de уже годами обсуждают, насколько производство свободного программного обеспечения и commons может служить моделью для всего общества.

Это пространство нужно расширять, не зацикливаясь при этом на вопросе, как он может стать альтернативной моделью ведения бизнеса. Если мы хотим преодолеть конфликт интересов в дискуссии об интеллектуальной собственности, мы должны выйти за пределы узкого фокуса цифрового мира. Речь идет о вопросах общественной важности. В конце концов, конфликты в сети есть только зеркалом общества – а значит их надо решать и здесь, в материальном мире.

По материалам commons.com.ua