Сегодня Legal Talks общается с Олегом Громовым, управляющим партнером Юридической компании Gentls, молодой компании, которая уже успела сделать себе имя на громких судебных делах в репутационных спорах.

Значит, судебная практика? И только судебная?

— Нет, не только. Мы позиционируем себя как юридическую фирму, которая специализируется на судебных делах. Это составляет большую часть всех наших дел. Но в принципе мы ведем комплексное сопровождение наших клиентов, в том числе и в вопросах, что не касаются судебных споров.

Ты ведь не сразу открыл свою фирму, ранее ты работал в «AstapovLawyers». Почему решил уйти?

— Да, я ушел в 2013м году. Но и тогда я уходил не в собственный бизнес, а к Евгению Черняку. По работе мы с ним сталкивались в ряде дел, и в какой-то момент он предложил мне перейти к нему в наблюдательный совет. Я обсудил это предложение с партнерами, и мы сделали мой переход максимально безболезненным для компании. Это заняло около месяца, передать все дела, ввести других юристов в курс дела.

Смотрите полное видео-интервью:

Многие на рынке говорят, что Евгений очень жесткий управленец. А какое твое мнение по этому вопросу?

— Я к этому отношусь как к колоссальному опыту, как к возможности поработать с одним из самых лучших топ-менеджеров Украины. Это были 1,5 года фулл-контакта, режима связи 24/7, что стало новым вызовом для меня.

Причина твоего ухода оттуда с чем связана?

— У Евгения для меня был ряд задач. Часть из них я успел выполнить, но в июне 2016 у меня родился сын и я принял решение не продлевать контракт, так как продолжать работу в таком режиме уже было бы сложнее.

Давай перейдем к твоей фирме. Gentls – откуда название?

— Gentls это производное от «джентльмена». Мне всегда нравились английские ценности и стандарты правовой системы, и английские адвокаты для меня всегда были образцом для подражания. Оттуда я беру ценности, на которых строю свою работу как адвоката и с судом, и с клиентом.

Как по твоему мнению отреагировал рынок на такой новый бренд?

Давай подробнее, люди любят такие истории ? Если это в рамках соглашения о конфиденциальности, конечно же.

— Так исторически сложилось, что мне удавалось успешно вести дела по защите репутации. И «сарафанным радио» мне предложили такой кейс. Суть конфликта – публичный спор государственных деятелей. Кто-то что-то сказал, кому-то не понравилось – и все побежали в суд разбираться.

Ты разобрался?

— Конечно, я всегда разбираюсь в пользу своих клиентов.

Там был иск материального характера?

— Обычно политики заявляют фейковые иски в размере 1грн. Им не важна материальная составляющая, они не «оценивают» свою деловую репутацию. Им важно, чтобы суд подтвердил их правоту, а 1грн – это просто прикол у них такой.

Что составляет 80% прибыли твоего бизнеса?

— Корпоративные споры, споры о недвижимости, споры с органами власти и защита чести и достоинства.

А что тебе больше всего нравится?

— Ну, вот эти дела о защите защита чести и достоинства самые прикольные, так как дают возможность поработать с громкими именами (даже не всегда с публичными лицами). Да и гонорары тут выше.

Твое отношение к судебной реформе как человека, для которого суды – основная работа?

— Во-первых, реформа еще не закончилась. С Верховным Судом – да, получилось. По состоянию на сейчас этот суд лучше, чем предыдущий. Но основная проблема – что не работают суды первой инстанции, так как не хватает кадров. Я, пожалуй, смогу выразить общее мнение всех адвокатов: хотелось бы, чтобы за это время было сделано больше.

Твое отношение к коррупционной составляющей в юридической практике? Тебе приходилось давать взятки?

— Отношение отрицательное, так как коррупция бьет мне по карману. Это то, что дает преимущество моим конкурентам.

Тебе приходилось сталкиваться с ситуациями, когда в споре ты точно знал, что оппонент «зашел к судье с чемоданчиком»? И был ли ты всегда «порядочным адвокатом»?

— То, что я адвокат, который действует в интересах клиента не означает, что в суде я надеваю розовые очки и меня интересуют только нормы законодательства. Как минимум, такая стратегия неэффективна.

Я правильно услышал, что ты с пониманием относишься к коррупции?

— Нет, мое отношение к взяткам отрицательное. Вопрос в другом: должен ли я бороться с коррупцией? Моя задача – не давать взятки и убеждать клиентов, что такая позиция пагубна и порядочный юрист может быть даже эффективнее, чем юрист-решала.

У тебя были дела, в которых ты проигрывал из-за того, что оппонент дал взятку?

— Я за руку никого не ловил. Я думаю, что это слабость адвоката, после проигранного процесса говорить клиенту «оппонент дал взятку». Ведь даже если ты понимал, что есть риски «заноса», сделал ли ты что-то, чтобы защитить интересы клиента?

Пойдем дальше. Какое твое отношение к национальным юридическим рейтингам? Стоит ли в них участвовать?

— Ну, рейтинги же не в Украине придуманы, это рабочая схема. Я участвовал и в национальных рейтингах, и в международных, и успешно.

Для чего вам участие?

— Если ты хочешь работать с ТОПами – на рейтинги нужно подаваться. Это может стать основным аргументом для принятия решения в твою пользу.

Вы ведете очень активную маркетинговую деятельность в своей фирме. Какие активности ты считаешь наиболее успешными в вашем случае?

— Первая часть всей активности – позиционирование бренда. Компания молодая, нужно было заявить о себе. Для этого ведется активность в социальных сетях, делаются публикации, рейтинги опять-таки. Вторая часть – продажи. Там уже идет акцент на экспертность. Для этого мы делимся опытом, какими-то «фишками», заявляем о себе как о специалистах.

Ты посещаешь тренинги по развитию бизнеса?

— Мой лучший тренинг – 1,5 года с Евгением Черняком.

Как ты видишь будущее юридического бизнеса? Что будет с этим рынком?

— Мне сложно делать прогнозы. Но думаю, уголовные адвокаты будут всегда, так как вопросы справедливости сложно математически просчитать и роботизировать.

Дай несколько советов молодым юристам, выбравшим этот не легкий путь?

— Во-первых, не такой уж это и не легкий путь. Во-вторых – рекомендую честно ответить «Хочешь ли ты быть юристом?».

Поговорим лично о тебе. Твое я-социальное: что для тебя социальный капитал и как ты проявляешь себя в обществе?

— Я считаю, что социальный капитал – это то, что определяет твою успешность на юридическом рынке. Почему? Посмотрите на ТОПовые юридические фирмы. Благодаря длительности их функционирования они наработали качественные межличностные отношения, за счет которых остаются нужные связи и коммуникации. Отношения «адвокат-заказчик» — это личностные отношения, которые формируются на протяжении долгого периода времени. У старших юридических фирм такой ресурс был. У молодых – еще все впереди, поэтому нужно грамотно вкладывать в такие связи свои ресурсы.

Твое отношение к деньгам. Что для тебя деньги?

— Это возможности. Это в СССР была установка «деньги не главное», что сейчас очень сильно конфликтует с реалиями. Правда, вопрос в том еще, как тебе достаются эти деньги. Зарабатывая их, ты приносишь кому-то страдания? Зарабатывая свои деньги – я приношу пользу и обеспечиваю ими свой комфорт.

Как ты поддерживаешь себя в физической форме?

— Бегаю, но не системно. Хожу в SportLife. Еще с 2006 года, как он открылся, хожу. Я не ставлю перед собой цель «накачать банки», для меня ключевым является поддержание физической формы, которая позволяет быть максимально эффективным в жизни.

Я-эмоциональное: как ты развлекаешься и восстанавливаешься?

— Музыка. Для меня это источник энергии. Ведь музыка, ноты – это по сути закодированная информация. То есть ты слушаешь код, который тебе передал музыкант. Представляешь, какой это обмен энергией? И еще я на барабанах играю.

Последний вопрос: веришь ли ты в Бога?

— Я верю в высший разум, высшие силы. Не в того бога, которого нам навязывает религия. В то, что есть некие вселенские правила и законы, которые не нужно нарушать.