Сегодня мы проводим интервью с управляющим партнером адвокатского объединения «Вдовичен и партнеры». Офис полностью описывает хозяина, адвоката-спортсмена: елка с боксерскими перчатками, аквариум с пираньями и девиз «Не тратьте деньги на то, за что вам никто не заплатит».

Но не смотря на массу интересных вопросов, которые можно было бы задать уже про интерьер, я начинаю с более формального.

Как правильно произносится твоя фамилия: ВдовИчен или ВдОвичен?

— Правильно – ВдовИчен. Достаточно непривычно для нашего слуха, но это так. Клиент однажды сказал мне, что моя фамилия «какая-то недоделанная от нормальной фамилии Вдовиченко». Я не согласен. Думаю, это моя как раз нормальная, а Вдовиченко – переделанная от моей.

Сколько лет ты уже самостоятельный игрок на юридическом рынке и как пришел к решению о создании собственного бизнеса?

— Объединение «Вдовичен и партнеры» работает уже около 3,5 лет. До этого я 10 лет был адвокатом и совладельцем компании «Столичный адвокат».

Как ты пришел в юриспруденцию? Учитывая, что первое образование у тебя экономическое.

— Если начать из далека, я думаю, что я стал юристом благодаря вредному характеру. Я с детства увлекался боксом, но не смотря на спорт – не забивал на учебу и хорошо учился. Поступил в университет на экономическую специальность, сменил бокс на айкидо. На четвертом курсе стал работать бухгалтером, что дало и неплохие знания, и не плохую материальную базу. В 90-е я активно участвовал в ведении бизнеса, и лично сталкивался с проблемами коррупции, работать с которой мне совсем не нравилось. Поэтому я увидел в этом необходимость в новых знаниях о том, как отстоять свои права, и поступил на юридический факультет.

То есть юриспруденцию ты рассматриваешь как философию?

— Да. Для меня это возможность делать мир лучше, возможность восстанавливать баланс, сохранять и приумножать бизнес клиентов. В свою очередь бизнес – это новые рабочие места, что позитивным образом влияет на социальную жизнь. Поэтому через юриспруденцию я вижу, что я нужен этому миру.

Не могу не спросить: зачем тебе пираньи в офисе?

— Как зачем? А если клиенты не платят или юристы работать не хотят?

Понял, лучше вернусь к вопросам про право. По специальности ты юрист-хозяйственник. То есть, ты понимаешь и правовую, и финансовую часть сделки. Что ты можешь посоветовать тем, кому пока тяжело ухватить вот эту финансово-бухгалтерскую часть?

— Рекомендация проста – только учиться. Других вариантов нет. Учится нужно постоянно, и для того, чтобы получить работу, и на самой работе. Я сделал ставку на самообучение, и каждый раз, когда мне становилось скучно на моей работе и я понимал, что расти уже некуда – я искал новые возможности и новое место работы. При этом, почти 70% моих работодателей стали моими клиентами сейчас.

Какие сферы и практики твоей компании приносят 80% прибыли?

— Такой статистики дать не могу. Основные наши направления – налоговое, уголовное и контрактное (корпоративное) право по очереди приносят большую часть прибыли в зависимости от тенденций на рынке и экономической ситуации. Сейчас, например, это антирейдерство.

А ты видишь отражение экономической ситуации на своем бизнесе?

— Знаешь, я не могу сказать, что работы стало меньше или она стала менее оплачиваемой. В Украине все равно не хватает высоко квалифицированных кадров, поэтому не могу сказать, что экономический спад отображается на заработке хорошего юриста.

Что ты вкладываешь в команду?

— Мы стараемся развивать индивидуально каждого. Хотя бывает по-разному. Например, недавно мне очень хвалили курсы ЛП, мол они помогают взращивать сотрудников. Ну я и отправил всех своих туда. В итоге один юрист из уголовной практики, в прошлом работавший в прокуратуре, решил, что юриспруденция – это не его и ушел в бизнес, маркетолог ушла в диетологи, а младший юрист захотел увидеть результат «здесь и сейчас» и уволился, когда понял, что для такого роста нужно еще набраться опыта.

Ну а плюсы у ЛП есть?

— Есть, безусловно. Такие курсы прибавляют смелости, дают возможность посмотреть на людей и отношения с ними под другим углом. Но эту смелость и вдохновение стоит все-таки накладывать на базу личного опыта.

Как ты относишься к рейтингам юридических фирм? Стоит ли в них участвовать, что они дают?

— Ну ты ведь сам повторяешь, что если тебя нет в интернете – ты не существуешь. Нужно понимать, для чего тебе эти рейтинги. Есть ряд компаний, которые не публичны, не фигурируют в рейтингах, но их доходы и условия работы не уступают рейтинговым фирмам. Поэтому каждый выбирает себе путь исходя из своих способностей и возможностей. Я какое-то время назад для себя решил, что мы будем участвовать в рейтингах, и мы системно работаем в этом направлении.

Перейдем ко второй части нашего интервью, поговорим о личных вопросах: как ты рассматриваешь себя как я-материальное: какие твои финансовые цели, как ты относишься к деньгам?

— К деньгам отношусь хорошо. Деньги – это добро, с помощью денег можно делать очень много хороших вещей.

Как ты видишь материальные планы развития фирмы?

— Выжить, развиваться, расширяться и масштабировать бизнес.

Хорошо. Я-эмоциональное: как ты любишь проводить свободное время, какие у тебя есть хобби, как ты расслабляешься?

— Бассейн, массаж, сауна, спорт, друзья, вино.

Спорт?

— Айкидо. Редко, но все же. Стрельба из винтовки.

Ааа, так вот почему ты выиграл на пикнике у Ader Haber…

— Именно! Я ведь предупреждал.

Одна из пиар-составляющих твоего образа — билборды в образе боксера, что обратило на себя внимание и не слабо так всколыхнуло юридическую тусовку. Откуда такая идея и что ты пытался ею донести?

— На самом деле это был не первый мой сити-лайт. Я часто задавал вопросы маркетологам «А стоит ли юристу попробовать пиар через билборды и эпатаж?». Все говорили, что не стоит. Но кто из маркетологов это проходил? Поэтому я решил проверить на личном опыте. Это была не продажа, не поиск клиентов, это было мое душевное состояние в моей работе: помощь бизнесу так, чтобы уметь держать любые удары.

В 2019 году нам ждать от тебя новых пиар решений?

— Я уже сегодня утверждаю обложку и статью. Так что пусть это будет сюрпризом.

Поговорим про я-социальное. Как ты проявляешь себя в обществе, занимаешься ли благотворительностью?

— Я и компания помогаем и детям, и АТО. Но моя основная социальная роль – вклад в развитие адвокатуры.

И последний вопрос: веришь ли ты в Бога, в высшие силы, какое твое отношение к религии?

— В Бога верю, в высшие силы верю, в религию внутри себя верю, а вот то, что происходит сейчас в публичной религии мне не нравится.

 

Смотрите полное видео интервью: