С момента подписания нашумевшего декрета «ПВТ 2.0» Беларусь позиционирует себя как новая Силиконовая долина Восточной Европы. Внутри местного венчурного сообщества зарождается идеология Беларуси как ведущей IT-гавани c широкими крипто возможностями.

Точно также со школьных времен нас учили, что Беларусь — географический центр Европы, в чем кроется уникальное стратегическое преимущество государства. Потом, правда, оказалось, что школьников Эстонии, Украины, Литвы и Польши учили тому, что именно они живут центре Европы и вытекающими из этого последствиями.

Поэтому, как и когда-то после школы, я задалась вопросом: является ли Беларусь единственной восходящей IT-звездой в Центрально-восточной Европе («ЦВЕ») или я попалась на крючок продуманной пиар-компании?

Оказалось, что каждая вторая страна Европы, конкурируя за капитал, ресурсы и таланты, макетирует себя, используя клише «Силиконовой долины». Литва позиционирует себя как новый финтех хаб Европы, Эстония лидирует в инновациях для digital экономики. Болгария входит не только в 10ку стран, лучших для открытия стартапов, но и по праву считается быстро растущей технологичной экономикой. Румыния уже переименовалась в Трансильванскую долину — популярное направление для открытия технологичных компаний. Украина на пути трансформации в сильный технологичный хаб региона.

Наконец Польша может стать новой IT-меккой и крупнейшим стартап-хабом региона, демонстрируя развитую предпринимательскую экосистему, с доступом к разнообразному капиталу и увесистым трек-рекордом (чего стоит выход в 2016 г. Naspers Group из маркетплейса Allegro с ценой сделки в $3.3 млрд.).

Выходит, что Беларусь состоит в конкурентной гонке с множеством стран ЦВЕ за звание «новой», «лучшей», «топ» в IT, tech, digital, crypto cферах и пока не считается самым привлекательным хабом для венчурных капиталистов?

Чтобы понять какое место моя страна занимает в паутине экосистем региона я порассуждала про базовые преимущества, недостатки и перспективы в концепции «цифровой державы».

 

Преувеличенный HR потенциал

Не буду останавливаться на уникальном HR потенциале — нескольких поколениях технических специалистов, воспитанных в традициях сильной инженерной и математической школы еще со времен СССР, потому что аналогичный трудовой ресурc есть в России, Украине и, в некоторой степени, Прибалтике. К тому же, качественных местных специалистов уже сейчас не хватает, чтобы закрыть ключевые позиции в секторе ИКТ.

 

Преимущества модели ПВТ

А вот льготный налогово-правовой режим для IT-компаний, предоставляемых в рамках режима Парка высоких технологий («ПВТ») – стратегическая белорусская разработка. Модель ПВТ стабильно работает больше 10 лет, что позволило белорусским компаниям завоевать топовые места cреди мировых поставщиков IT-аутсорса.

Немаловажно, что путем лоббирования IT-бизнеса с 2018 года режим ПВТ значительно расширен по видам деятельности, типам послаблений и продлен до 2049 года. Это значит, что налоговыми льготами смогут воспользоваться сотни новых компаний, с белорусскими и иностранными корнями.

 

Хороший уровень дохода в ПВТ

Налоговые льготы в части фонда оплаты труда в рамках ПВТ – ‘win-win’ кейс как для компаний-работодателей, так и для их сотрудников.

При прочих равных, если сделать дисконт на уровень cost of life в Беларуси по сравнению с европейскими столицами, «чистый» годовой доход профильного специалиста часто превышает сопоставимый доход IT-cпециалиста в Западной Европе.

При этом налоговое резидентство Беларуси может стать привлекательным инструментом оптимизации: общая ставка налога на доходы физических лиц -13%, а для лиц, занятых в ПВТ – 9%. Ставка подоходного налога плоская, что может пригодится при получении крупных бонусов.

Кроме того, традиционно зарплаты IT сектора привязаны к долларом эквиваленту, что позволяет защитить доход работника от волатильности курса валют. В отличие от России, где уже давно привыкли мыслить в рублях, белорусы до сих пор считают в долларах США.

Важным достижением налогового режима ПВТ явилась остановка повальной «утечки мозгов» из страны. Месячный доход $2500-3500/мес в Минске позволяет ощущать себя комфортно как молодым IT-cемьям, так и инди-хиппстерам. Инфраструктура города развивается, создавая комфорт жизни для среднего класса внутри столицы. Удобная геолокация позволяет развеется на выходных бюджетной поездкой в Вильнюс, Варшаву, Киев или Москву.

Какая-то часть специалистов, занятых в ИКТ, по-прежнему уезжает на Западное побережье, в Берлин, Цюрих и Лондон, но этими людьми уже движет желание поработать над интересными проектами в международных командах-лидерах индустрии, попробовать более изощренный lifestyle: а-ля воскресных барбекю Impossible Foods.

 

Истории успеха

Помимо национальных героев Epam Systems и World of Tanks, истории которых пора помещать в школьные учебники, и cупер-звездных выходов MSQRD- Facebook, Aimatter – Google, с 2012 года на белорусском IT-рынке наблюдается регулярное движение капитала. Местные компании не только поднимают новые раунды инвестиций, но и выгодно продают свой бизнес иностранным стратегам.

Так на слуху у всех было привлечение $15млн. в раунде B стартапом PandaDoc, проект Kinomo cумел заручиться поддержкой звездных миллиардеров Марка Кубана и Ричарда Брэндсона, а общий объём инвестиций, привлечённых компанией WorkFusion превысил $100 млн. Команда менструального календаря Flo запустила партнёрство с Фондом народонаселения ООН и Натальей Водяновой, которая теперь рекламное лицо и инвестор проекта.

К знаковыми success stories можно отнести: приобретение Viaden («альма-матер» Виктора Прокопени и Юрия Гурского) израильской группой Playtech, покупку сервиса maps.me Mail.ru Group, поглощение разработчика Apalon американской IAC и выкуп разработчика Viber японской корпорацией Rakuten.

Звездные кейсы белорусских компаний с HQ в Сан-Францинско, Нью-Йорке и офисами R&D в Беларуси чем-то напоминают национальную гордость за художников Хаима Сутина и Марка Шагала: мы их считает белорусами, в то время как они известные представители парижской школы, большую часть жизни, проведшие на Монмартре.

Многие считают, что ПВТ стал катализатором успешных кейсов белорусских компаний. Сложно сказать, повлияла ли существенно модель ПВТ на предпринимателей-самородков и в какой степени белорусское IT-сообщество может приписать себе их заслуги.

Вопрос: «Success stories белорусских компаний — случайность или закономерность?» остается открытым. Самое важное, что такие истории повышают престиж Беларуси как R&D хаба, служат мотивацией для технарей, пытающихся повторить успех своих предшественников и порождают плеяду серийных предпринимателей.

 

Появление серийных IT- предпринимателей

Если вы откроете рейтинг «топ 200 самых успешных и влиятельных бизнесменов Беларуси», Вы не встретите ни одного классического «олигарха» среди местных UHNWIs. Как бы иронично не звучало: подавляющее большинство белорусских богачей ‘self-made people’. При этом собственники 90х, 00х и 10х кардиально отличаются своей ментальностью.

Молодые и энергичные IT-фаундеры, открыты к рискованным проектам, вкладывают свои кэш-ауты в стартапы, создают инвестиционные компании с фокусом pre-seed и seed. Каждая success story знаменует начало нового проекта выходящего фаундера: Игорь Магазинник после продажи Viber активно вовлекся в Juno, Виктор Прокопеня создал совместный фонд с Михаилом Гуцириевым и работаем над такими проектами, как capital.com и Banuba. Юрий Гурский стоит за серией нашумевших историй maps.me, MSQRD и прочее.

Такие повторяющиеся паттерны в поведении IT-бизнесменов свидетельствуют о появлении в стране класса серийных предпринимателей, которые ре-инвестируют средства в проекты с белорусскими корнями, выступают финансовыми и идейными донорами стартап сообщества.

 

“6 рукопожатий» IT-Комьюнити

IT – тусовка не ограничивается одним лишь стартап движением, есть комьюнити бизнес-ангелов, продуктологов, маркетологов, бизнес-аналитиков, девелоперов. IT-тусовка Минска очень сплоченная, но в то же время открыта для новых людей. Нетворкинг так просто работает, что через шесть рукопожатий можно организовать встречу с нужным человеком.

Пару лет назад в стране стартовал проект ‘probusiness.io’, который из медиа сферы перетек в качественную платформу для нетворкинга местного бизнеса. Несколько лет назад Виталий Волянюк, CEO проекта, стал организовывать открытые дискуссии топовых-бизнесменов с молодыми предпринимателями, после которых у всех желающих был ‘доступ к телу’’ для питча своего проекта и обмена мнениями.

Медиа запросто превращают ярких персонажей из IT в лидеров мнения. Пожалуй, только в Беларуси философские посты айтишников-графоманов на Facebook интернет-ресурсы раскручивают быстрее чем сводки информ. агентств. Они новые поп звезды в стране. Немудрено, каждая белорусская девушка, которая раньше хотела выскочить за иностранца, теперь мечтает выйти замуж за программиста.

Стартап движение образовалось на базе Imaguru – площадка для коворкинга, хакатонов (поговаривают, команда MSQRD образовалась на хакатоне Imaguru), которая за несколько лет переросла в лидирующий стартап хаб.

Стартап сообщество в Беларуси органически развивается: количество пространств для коворкинга, конференций, хакатонов, митапов растет с геометрической прогрессией, а блокчейн ивенты могут проходит одновременно в нескольких местах.

Cтартап начинания пока не поддерживаются и не субсидируются государством и существуют за частные деньги, что хорошо для быстро масштабируемых технологий, но неприятно для наукоемких проектов.

Ключевой игрок в этой нише, частный инженерный центр Encata, который помогает хардверным стартапам от этапа прототипирования продукта до выхода на иностранные рынки.

Наукоемким и высоко затратным проектам в сфере med-tech/bio-tech логичнее уехать в польский/литовский акселератор и получить европейский грант, чем выжить в стране.

 

Возможности венчурной экосистемы

Венчурная экосистема находится на стадии «младенчества», осторожно делая свои первые шаги: процесс получения ранних инвестиций для стартапов по строгости требований не уступает экзаменам на стажировку в Пентагон. Помимо молодых инвестиционных компаний появляется локальное сообщество бизнес-ангелов.

Интересно, что среди местных венчурных игроков существует большой разрыв: с одной стороны собрались инвестиционные команды, сфокусированные на pre-seed и seed, а с другой стороны игроки private equity – типа фонда Зубр Капитал и ЕБРР.На белорусский рынок активно смотрят некоторые VC c российскими корнями: Altair, Gagarin Capital, Flint Capital проинвестировали в белорусские стартапы. Существует некий венчурный фонд «Российско-белорусский фонд венчурных инвестиций» с номенклатурным названием и cуммой в $20 млн для освоения.

Стадии growth и expansion остаются непокрыты местными фондами, да и потенциала у местных “smart money” раундов C,D,E не наблюдается. На данном этапе бизнес-модель стартапа становится понятной американским инвесторам, которые готовы релоцировать ключевую команду и принять страновые риски офиса R&D в Беларуси.

 

Нехватка качественных человеческих ресурсов

Когда Беларусь питчится на международной арене, в рекламных проспектах заявляется о легендарной инженерной школе (с которой я начала свой рассказ), 24% от общего числа студентов ВУЗов, которые учатся на STEM-специальностях и готовы пойти в бой. С гордостью заявляется, что свыше 85 тыс. человеческих, голов уже занятых в ИКТ, генерируют свыше 5% от общего ВВП.

К слову сказать, в Румынии сопоставимое количество айтишников генерирует 6% от общего ВВП, но страна не спешит позиционировать человеческий капитал как свое стратегическое преимущество.

При всех красивых заявлениях Беларуси в мировых изданиях, в стране не хватает качественных специалистов: 57% штата компаний-резидентов ПВТ имеют возраст до 30 лет. Для того, чтобы сделать скачок вперед IT-индустрии надо привлечь опытных специалистов, с продуктовым мышлением и заточенных на бизнес девелопмент.

Беларусь – удобная возможность для релокации специалистов из разных сфер, которые засиделись на позиции «мидл» и готовы сделать рывок вперед. На рынке также острая нехватка зрелых маркетологов, профессиональных менеджеров по продажам, инвестиционных менеджеров, финансовых директоров, юристов-международников (список открыт).

Вариант трудовой миграции в Беларусь подходит в первую очередь россиянам и украинцам, которые готовы резко поменять вектор карьеры и улучшить качество жизни, не подвергая себя и свою семью стрессам переезда и социальной адаптации к другой стране.

 

banner

 

Совковая ментальность как бремя поколений

Кроме всемирной репутации «диктатуры Европы», геополитических рисков, медленного темпов роста экономики (по данным World Bank рост ВВП в 2014-16: +0,29%, для сравнения в Болгарии: +3.9%), в Беларуси есть еще одна большая беда – совковая ментальность за пределами воздушного замка ПВТ.

Советская ментальность тормозит развитие стартап экосистемы, рост ВВП и качество образования, забивая головы людей стереотипами и клише. Советская ментальность мешает расти предпринимательству в стране. Средний возраст инноваторов в США – около 50 лет, в Израиле – около 43 лет, в Беларуси почти невозможно представить себе 45-летнего мужчину, который бросит стабильную работу и доход в погоне «за мечтой». А если и есть такой человек, то на него по статистике приходится одна жена, которая вовремя остановит, или всеобъемлющее общественное порицание.

Возраст белорусских стартаперов 18-25 лет, именно эти милениалы, свободны от пут советского мировозрения, открыты для начинаний и мотивированные успехом Марка Цукерберга или, на худой конец, команды MSQRD, они идут на встречу своему первому миллиону, желательно биткоинов, не имея за собой ни фундаментальных знаний, ни практического опыта.

Не смотря на всю иронию, такие ребята заряжают систему инновационного предпринимательства путем своих проб, ошибок, разочарований и новых проб. Не считая стартаперов-идеалистов, в Беларуси мало людей готово к предпринимательскому риску. Даже администрация продвинутого ПВТ до этого года принимала в свои ряды только «компании-отличницы».

 

А вы знаете, что в ПВТ не было факапов?

За более, чем 10 лет работы ПВТ ни одна компания-резидент не обанкротилась. Режим ПВТ настолько стерильный, что почти 200 компаний-резидентов тщательно отбирались и демонстрировали стабильный рост, прежде чем попасть в ПВТ. С этого года режим открыт для всех: стартаперы, криптобиржи, организаторы ICO, только сейчас начинается настоящий краш-тест модели ПВТ и всей IT экосистемы.

По законам жанра, как минимум, 3 из 10 стартапов должны провалится до банкротства (стать ‘сramdown deals’). Неизвестно как белорусская экосистема, в том числе государственный аппарат, отреагирует на случаи фиаско в ПВТ. Неясно смогут ли местные предприниматели, как их американские коллеги, посчитать банкротство (даже в условиях отмены субсидиарной ответственности учредителя компании ПВТ) ценным уроком на пути к новому стартапу или предпочтут вернуться в ряды наемных работников.

Чтобы не превратить концепцию «IT-нации» в утопию, всем игрокам экосистемы предстоит критически осмыслить позицию Беларуси в системе аналогичных инфраструктур IT предпринимательства в регионе и выбрать реальную нишу, которая может быть занята нашей страной среди десятка равных стран-игроков.

 

Футурологический эпилог

Вполне реалистично, что Беларусь, сохраняя позиции cильного аутсорсингового игрока на мировой арене, трансформируется в признанный и зарекомендовавший себя R&D хаб для продуктовых, высокотехнологичных компаний США и Западной Европы. При этом локальные компании оппортунистически будут пробовать свои силы в других направлениях ИКТ.

В ближайшие 5 лет Беларусь не станет глобальным лидером в мире блокчейн и криптовалют, не приобретет статус новой «Селиконовой долины» Европы. Чтобы сменить совковую ментальность внутри страны и завоевать доверие междурнародного бизнеса и иностранного капитала к бизнес-климату страны понадобиться 10-15 лет.

В то же время локальная IT-экосистема продолжит уверенно справляться с геополитической конъюнктурой (существующий режим сейчас официально заявил о курсе на цифровую экономику), оставаясь независимой от валютных и курсов рисков (подавляющие большинство резидентов ПВТ будет и дальше получать валютную выручку в долларах США и евро), игнорируя политес в отношениях с властями (в отличие от местных компаний из реального сектора).

Если концепт «крипто-офшора» выстрелит, огромные денежные потоки будут проходить через Беларусь, но при первой же возможности инвесторы будут репатриировать фиатный и криптовый капитал в более надежные юрисдикции.

Конкуренция за человеческие ресурсы усилиться между всеми странами ЦВЕ. Беларусь будет увеличивать число занятости в ИКТ за счет привлечения голов из ближнего зарубежья, а также переквалификации специалистов из низкооплачиваемых сфер. Количество людей по-прежнему не будет перетекать в инновационное качество.

Международные инвестиционные фонды и стратегические инвесторы предпочтут развертыванию своего присутствия в стране, таргетировать конкретные проекты. Стартап экосистема будет развиваться за счет частного капитала местных серийных предпринимателей: через сообщества бизнес-ангелов, инвестиционные компании или кэптивные фонды. В стране будут и дальше случатся success stories, которые будут подпитывать венчурную экосистему страны капиталом, ресурсами и мотивацией.

Основными поставщиками стартапов останутся «технари-самородки» и акселераторы, инкубаторы, лаборатории, вычленившиеся на базе частных компаний. Уровень образования и инновационных разработок внутри университетов будет как и прежде расти медленно. Успешными станут единичные инициативы, субсидируемые частным бизнесом (при условии, что у инициаторов таких программ хватит терпения бороться с бюрократической махиной системы образования).

Избрав вместо конкуренции стратегическое партнерство с соседними IT-хабами, Беларусь имеет шансы закрепить за собой нишу R&D центра всего региона Центрально-Восточной Европы, стать привлекательной для релокации талантливых инженеров из СНГ.

Белорусское время называют по-разному. Кто-то сдержано сравнивает с хрущевской оттепелью, кто-то амбициозно заявляет о «‘high-tech nation»», пророча стартап экосистеме путь Израиля, некоторые замахиваются на повторение сингапурского чуда Ли Куан Ю.

У IT-Беларуси свой путь, главное, что махина преобразований запущена органически, а государственный аппарат не препятствует и даже декларирует курс на либерализацию экономики 2.0. Сегодня любой желающий может получить хорошие бенефиты от стартапа «Цифровая Беларусь», став частью белорусской IT-экосистемы. Главное, чтобы лидеры IT-экосистемы не утратили стратегический фокус и критичность мышления в погоне за IT-чудом.

Источник: https://vc.ru