Нет, даже не так: как и, самое главное, зачем юридические компании с миллиардными оборотами пилят жирный сук, на котором сидят.

В средине 2015 года Dentons объявил о создании акселератора для своих LegalTech проектов — NextLaw Lab. За год своего существования они проинвестировали в 9. Последнюю сделку по финансированию канадского проекта FILEFACETS они закрыли совсем недавно, в конце марта 2017 года.

Совсем другая история у CMS Hasche Sigle. Эта топовая немецкая юридическая компания, участник всемирной сети CMS, стала первой юридической фирмой, которая купила технологию искуственного интеллекта для анализа условий контрактов Kira Systems и начала учить ее немецкому языку.

Outsource или InHouse

На этот очень сильно философский вопрос у компаний абсолютно разные ответы.

Dentons сделали что-то вроде венчурного фонда и скаутят стартапы по всему миру (правда, пока мир ограничивается Штатами и Канадой).

CMS выращивает проекты самостоятельно: диджитализирует услугу конкретному клиенту и затем пытается вывести услугу на рынок. Разработчики, product owners, продавцы, все это у них инхауз.

К слову, в Украине первой компанией, которая масштабно озаботилась акселерацией стартапов для себя, был Киевстар: в прошлом году прошел первый набор в их совместный с ВДНГ акселератор VDNG-TECh, и в этом году Radar Tech уже начался второй call for applications.

Каковы шансы лажануться с продуктом и как к этому относиться

У юристов крайняя степень нетерпимости к ошибкам. “Цена шибки юриста так же высока, как ошибки доктора”, часто можно услышать от коллеги, глубокомысленно обслюнавливающего сигару в курилке Премьер Палаца.

Тут и Мари, и Тобиас, согласились, что при выводе ИТ продуктов на рынок, нужно быть готовыми к фейлам. По оценкам Дентонс, только 3% проектов доживают до чего-то хоть отдаленно похожего на успех.

Нет, ясно, что никто не говорит об изначально распиздяйском подходе. Скорее речь о том, что если продукт не летит (а нужно как можно скорее сделать минимально рабочий продукт), то нужно скорей делать пивот, или сворачиваться и думать что-то новое.

“Рынок не готов к 97% гениальных юридических продуктов” — такая фраза звучала во время разговора.

Может ли старший юрист драйвить LegalTech проект в оставшееся после основной работы время?

Коню понятно.

Дентонс скаутят проекты, вместе с которыми они находят и людей: людей крайне инфицированных своим проектом, людей, для которых просто не существует ничего вокруг, кроме их проекта. Им не нужно подать апелляцию до конца дня и не нужно добиллить еще 100 часов, чтобы не утратить годовой бонус. Эти люди будут всецело заняты проектом: будут считать каждого пользователя и трекать источники трафика, будут делать А/В тесты, придумывать новый функционал и избавляться от старого.

В случае работы с проектом инхауз, возникает противоположный эффект. Партнеру-юристу нужно заниматься продажами в свою практику (особенно, если у него get what you kill), в крайнем случае — кросселингом. А тут еще добавляется продажа какого-то продукта, который в перспективе может может съесть его самого.

Но у Дентонса пока не было екзита. CMS ожидает break even своего первого (из нескольких) проекта в следующем году. Так что пока еще далеко не ясно, какой из подходов верен.

Кто вкладывает в LegalTech, кроме самих юристов?

Никто.

it-law

Как попасть в акселератор NextLaw Lab простому украинскому/российскому/белорусскому/казахскому проекту?

За год с малым они вложились в 9 проектов. В пайплайне было 300. Вот и считайте. Но как минимум, вы теперь знаете, к кому в Дентонс стучаться 🙂

The next big thing in LegalTech

Основной юридический хайп сейчас сосредоточен вокруг искусственного интеллекта и блокчейн. На подходе волна платформ. Что нас ждет дальше — хз.

Мои выводы:

  • Премиальный сегмент юридического рынка крайне мал для того, чтобы быть интересным инвесторам уровня Sequoia. Еще юридический рынок крайне зарегулирован и слишком застегнут на верхние пуговицы рубашек. Потому LegalTech это пока младшая лига. Но кто знает, что случится с интересом инвесторов, когда под понтовым премиальным сегментом они рассмотрят рынок в десяток раз больше (штрафы, разводы простых смертных, регистрации, небольшие консультации).
  • Очень очень очень многие партнеры юридических фирм недоумевают, зачем юрфирме вкладывать деньги/время в разработку LegalTech продуктов, если и так все хорошо.
  • Больше всего шевелятся два сегмента: (1) громадные компании и (2) малюсенькие компании. Всем по средине “и так все хорошо” (aka. похеру).
  • На рынке пока не было ни одного крупного екзита. Поэтому с оценкой юридических проектов пока не ясно.
  • Ясно одно: если работать не на биллинг 11 часов в сутки, а головой, то в Украине могут появиться юридические проекты, масштабируемые на весь мир. Сейчас любые два ушлепка из Гондураса в потяганных футболках могут за три-пять лет создать компанию с оборотом в несколько ярдов и потеснить англо-американских лойеров-динозавров с их традиционного рынка. Динозавры это понимают.

Я немного чувствую вину перед теми, кто начинал читать этот текст находясь в глубокой юридической депрессии. Вряд ли я добавил оптимизма (в традиционном для юриста понимании).

Dima Gadomsky, CEO Axon Partners

Source: Medium