Какую роль играет юрист при выводе проекта/сервиса/продукта на ІСО? И на чем именно юристы зарабатывают в этом процессе? Эти вопросы мы также адресовали комментаторам. Евгений Рябов говорит, что роль юриста состоит в выявлении юридических рисков и их устранении (или хотя бы минимизации). «При выводе проекта на ICO юрист прежде всего должен учесть соответствие реального положения вещей тому, что прописано в документах проекта (white paper и т.д.). Также нужно установить соответствие того, что написано в документах, тому, что прописано в программном коде, ведь позиция code is law также имеет немало сторонников. Следует обратить внимание на юридические риски (уголовно-правовые, налоговые, административно-правовые) в стране проживания основателей проекта, потому что именно эти риски в первую очередь коснутся их в силу территориальной привязки, и на юридические риски в иных юрисдикциях», — разъясняет г-н Рябов.

По словам Евгения Рябова, юристы зарабатывают на консультировании основателей проектов относительно юридических рисков, объясняют, что нужно изменить в проекте, чтобы эти риски устранить или минимизировать; зарабатывают на оказании помощи в составлении документов проекта (white paper и т.д.) или их проверках на предмет наличия юридических рисков (по результатам проверки составляется справка, содержащая рекомендации о необходимых изменениях текста документа).

Артем Афян говорит, что они зарабатывают на так называемом Talking Legal Design — это структурирование обязательств в рамках токена и формирование юридической структуры ICO. «Пока что функция юриста — указать на красные линии, за которые нельзя выходить проектам», — уточняет он.

banner

 

Назар Полывка уточняет, что роль юриста при ІСО сводится к правильному выбору юрисдикции компании, от чьего имени будет проводиться ICO, а также к разработке пакета документов, на основании которого проводится ICO. При выводе проекта на ICO юрист решает такие вопросы: подпадает ли токен под определение ценной бумаги, как будут облагаться налогами собранные в ходе ICO средства, а также вопросы соблюдения в ходе ICO законодательства об избежании отмывания денежных средств (AML). Юристы здесь зарабатывают, как правило, на комплексном сопровождении ICO», — акцентирует внимание комментатор.

В свою очередь Никита Полатайко подчеркивает, что ICO — явление международное, и финансирование обычно привлекается из самых разных уголков мира, а компании, которые проводят ICO, могут выбирать себе юрисдикцию покомфортнее, поэтому при сопровождении ICO практически нет вопросов украинского права.

«Основные средства собирают в Европе, Северной Америке и Китае, потому важно не нарушить законодательство соответствующих стран, — предостерегает координатор ІТ-практики Sayenko Kharenko. — Национальные регуляторы, включая США и Китай, уже однозначно подтвердили, что выпуск токенов может подлежать регулированию в их странах. Например, отдельные нормы законодательства США распространяются на выпуск и предложение резидентам США финансовых инструментов, даже если это происходит вне территории США и в виде токенов. Безусловно, возникают налоговые вопросы и в других государствах, о системе налогообложения которых вряд ли можно полноценно судить, будучи украинским юристом, как и о правильности применения Howey Test к тому или иному токену».

«Юрист, который сопровождает ICO, просматривая документы лишь на предмет здравого смысла, и выстраивает международную корпоративную структуру, не привлекая юристов в других юрисдикциях, создает видимость юридической безопасности проекта, что, на мой взгляд, является медвежьей услугой», — считает Никита Полатайко.

Источник: http://pravo.ua