Дмитрий Гадомский успел поработать юристом в крупных международных компаниях, потом трудился в известной юридической фирме Juscutum. Оттуда он ушел, чтобы открыть свой бизнес. Журналист MC Today расспросил Диму, зачем он вложил в уставный капитал криптовалюту, как он работает за долю в стартапе и о какой компании мечтает.


Наш разговор с Димой состоялся в среду. Он сидел в кафе, вместо костюма – футболка. Google сообщает, что сегодня в Axon Partners закрыто, клиентов тут ждут только завтра.

Раньше среда в Axon Partners была творческим днем. Можно было прокрастинировать, подтянуть хвосты, выспаться, почитать книгу по саморазвитию, сходить на кофе с клиентом или заняться спортом.

Дмитрий Гадомский, Axon Partners

Дмитрий Гадомский, Axon Partners

«Как-то наш партнер Бодя Дучак уходил в отпуск и заметил, что за неделю до отдыха он переделал намного больше дел, чем обычно», – рассказывает Дима. «Мы подумали, что этот принцип хорошо работает, и решили сделать еще один выходной в середине недели».

Потом Дмитрий прочитал, что подобное правило есть в Google, где сотрудникам разрешают тратить 20 % рабочего времени на саморазвитие и реализацию собственных идей.

Творческие среды всем понравились. Но через два с половиной года они вдруг заметили нестыковку. «У нас и так свободный график, не обязательно приходить в офис. Равно как и из офиса уходить. Следовательно, у нас все рабочие дни и так очень творческие», – говорит Дима.

Поэтому на стратегической сессии два месяца назад сотрудники Axon Partners дружно согласились, что некуда делать среду еще более творческой, чем обычный день. Поэтому свободные среды пока отменили. Что не мешает Диме давать интервью из кафе и в футболке.

Дело о писающем судье

О своем первом опыте в юриспруденции Дмитрий говорит так: «Я стал судебным юристом. Это нетрудно: достаточно купить черный плащ, дорогую черную кожаную сумку и положить в нее процессуальный кодекс. Костюм у меня был с выпускного. А то, что в черную кожаную сумку должна помещаться папка, я узнал уже после того, как купил ее на Владимирском рынке на подаренные на свадьбу деньги».

Дмитрий Гадомский

В 11-м классе Гадомского выгнали с курсов программирования, с первого же занятия. После этого он решил стать юристом. «Наверное, подсознательно решил, что буду мстить», – шутит он.

Сейчас Диме 36, у него 14 лет опыта юридической работы. До создания Axon Partners он работал в компаниях «Большой четверке» и в известных украинских юрфирмах. Обслуживал IBM, Porsche, Intel, Microsoft, Erste Bank, Ciklum, BlaBlaCar и другие компании.

К работе подходил азартно. Например, в 2011 году заполучил в клиенты «Яндекс» в деле о «писающем судье».

История была веселой: пьяный украинский судья сходил в туалет под свой же шкаф в собственном кабинете. Его кто-то снял на видео и выложил в Youtube. Google с «Яндексом» это дело проиндексировали, а судья решил подать на них в суд.

«Я договорился с “Яндексом”, чтобы мы представляли их на этом процессе, летал к ним в главный офис, мы выстраивали позицию защиты. Дело было очень интересным», – вспоминает Дима.

«Судьи были настолько неграмотными пользователями интернета, что пришлось посвятить целое заседание объяснению, чем домен отличается от хостинга», – продолжает Гадомский.

Как открыть юридическую фирму

Axon Partners появились чуть больше двух лет назад. Дима с командой IT-юристов ушел из юридической фирмы Juscutum и создал собственную компанию. День ухода был нелегким.

«Всю ночь я катался на велосипеде, чтобы куда-то выплеснуть злость на несовершенство человеческих отношений», – вспоминает он.

В новой компании было четыре равных партнера. Они скинулись по 10 тыс. грн, купили четыре ноутбука, назвались Axon Partners, сели в коворкинге Projector и начали работать.

Многие клиенты ушли за ними из Juscutum. Были и такие, кто заказал услуги сразу со старта, просто чтобы поддержать ребят. Поэтому концы с концами сразу же удалось свести. Компания не уходила в минус ни разу со дня своего основания. И вдвое растет в оборотах каждый год.

Сейчас «аксоны» обслуживают в основном IT-компании и стартапы. Например, BlaBlaCar, DMarket, Dream Team, rabota.ua, DOU, Prozorro, TripMyDream.

При этом у самого Дмитрия старая Skoda, съемная квартира, четвертый iPhone, и вообще он не считает себя успешным юристом. «Я не знаю, что такое успешный юрист. Для меня это странное понятие. А вот компания у нас крутая», – говорит он.

Никогда не берите наличными

Первое время в Axon Partners помогали стартаперам бесплатно либо за совсем смешные деньги. Это был не просто добрый жест, но и возможность заработать себе репутацию на рынке.

«Стартаперы прикольны тем, что у них интересные кейсы. Мы тогда научились очень многому. Например, работать с венчурными сделками», – рассказывает Дима. Множество инвесторов вкладывают деньги в стартапы, но мало кто из украинских юристов умеет правильно сопровождать это. Поэтому в компании Дмитрия сейчас масса такой работы.

Многие подобные венчурные сделки держатся на доверии. Правда, если деньги дают наличными, то и последствия непредсказуемы.

«Доверие ангельского инвестора родом из 90-х примерно такое: “Вот тебе 100 тыс., но у меня в машине лежит бита”, – говорит Гадомский. – Через несколько месяцев, когда этому человеку с битой не понравится, что стартап все еще не вышел на престижные американские биржи, он может сказать: “Слушай, стартапер, я тебе дал 100 штук, а ты мне теперь висишь 200. Почему 200? Потому что акции Теслы смотри как растут, значит и ты должен был вырасти”». Таких историй масса, поэтому Дмитрий не советует брать венчурные деньги наличными.

Сейчас в Axon Partners бесплатно уже не работают. Стартаперам они помогают за долю в стартапе. Час работы компании стоит 50-200 евро. Количество отработанных часов умножают на ставку: 50, 100, 200 – в зависимости от платежеспособности клиента и остроты дела.

Исходя из итоговой суммы компания или получает часть акций стартапа, или подписывает договор о том, что Axon Partners получит эту сумму во время следующего раунда инвестиций.

Таких клиентов у «аксонов» уже двое. Их названия Дима не уточняет. Еще с двумя, стартапом и одним акселератором, договариваются. С остальных берут «живыми» деньгами.

Уставный капитал в криптовалюте

Уставный фонд в Axon Partners сформирован в биткоинах. Точнее, в гривне, выраженной биткоинами, иначе не позволяло законодательство.

Дмитрий Гадомский

«Раз уж мы работаем на IT-рынке с криптой и наши клиенты рискуют тем, что они используют криптовалюту, мы хотели на своем примере показать, что ничего в этом страшного нет», – говорит Гадомский.

Не обошлись и без маркетинговой части. Axon Partners стала одной из первых компаний, которая внесла криптовалюту в уставный капитал. «Немножко похайпили, каюсь», – пожимает плечами Дима.

«Хайпить» в Axon Partners умеют с пользой. Например, в прошлом году после громкого обыска у ForkLog они вместе с Bot&Partners создали Telegram-бота, который «готовит криптоанархистов к обыску».

А в июне ребята запустили игру «Хабаросафари». В ней юристы-коррупционеры бегут в суд со взятками в руках. Ваша задача – отстреливать их. Можно выбрать три вида оружия: «Конституция», «Правила этики» и пистолет Макарова. Победить можно, только используя третий инструмент.

Холакратия, но не совсем

В Axon Partners нет строгих графиков работы, обязанности ходить в офис или отрабатывать определенное количество часов. Достаточно быть на плановых встречах в понедельник и пятницу и вовремя выполнять задания.

В компании выстроили управление на основе холакратии. Поначалу это был маркетинговый ход, как и уставный капитал в биткоинах.

«Не было смысла основывать еще одну юридическую компанию. Их и так на рынке как грязи. Мы решили выделиться и назваться холакратией. Тогда мы еще не полностью к этому пришли, но стремимся», – признается Дима.

Эта система зародилась в США и стала популярной. Но в Украине холакратия пока в диковинку. Смысл в том, что у сотрудников компании максимальная свобода и доверие. Вместо должностей у них роли, вместо отделов – круги, в которых принимаются все управленческие решения. Например, в финансовом круге юристы обсуждают денежные вопросы, в круге маркетинга – маркетинг и так далее.

При этом все члены команды знают финансовую подноготную компании в деталях: сколько заработали в текущем месяце, сколько потрачено и куда пошли деньги. А любой практикант может смело сказать учредителю, что его шутка несмешная, или даже послать его.

Такая система не подошла только нескольким людям. Одного человека (за два с половиной года) уволили за периодическую нехватку ответственности. Двое не прошли испытательного срока. Больше из команды никто не уходил.

Когда компания стартовала, в ней было 9 человек. Четверо изначально были равноправными партнерами, остальные получили опционы, которые должны были раскрыться через год. Сейчас у компании 12 партнеров и 17 сотрудников, которые рано или поздно станут партнерами.

У компании уже три офиса: в Киеве, во Львове и два месяца как открылся офис в Харькове. Рассуждая об успешности своей компании, Дмитрий пытается быть практичным:

«На русскоговорящем рынке IT нас действительно знают. Но большие юридические компании работают с такими клиентами, до которых мы еще года три не сможем дотянуться. Например, Sequoia Capital к нам в клиенты не придет, какими бы классными мы ни были. А мы хотим работать с Sequoia и обслуживать сделки высшего уровня».

Источник: https://mc.today